четверг, 22 мая 2008 г.

Diary of a Suicide. Part I.

Не знаю с чего начать даже... Снова надоело об этом думать, которая ночь уже проходит, а мысли все идут и идут... одни и те же. Мысли о самоубийстве.

Я вот даже сделал небольшую подборку фраз, как это называется: суицид, самоубийство, наложить на себя руки, свести счеты с жизнью, покончить с собой, убить себя, удачная попытка самоубийства. Совсем недавно читал об этом. Кое-что новое узнал. Вот, например, есть такой термин «пассивное самоубийство», это очень широкий термин. Тот кто перебегает через дорогу на «красный», тот кто безмерно пьет спиртные напитки, кто ездит на высокой скорости, кто курит — тот самоубийца, но самоубийца пассивный. И еще, что в христианстве самоубийство ради спасения других — это подвиг, и таких людей ставят вровень со святыми.

Меня мало что стало интересовать в последнее время — это так. Меня не интересуют ни учеба, ни работа, все меньше - материальные ценности и чужое мнение, ни путешествия, ни английский язык. Причиной я вижу только лень. Мне лень трудиться, мне лень вставать с утра, мне лень ехать куда-либо, мне лень общаться. Мне лень жить. А может это тоска? Не знаю, зато я знаю, еще есть то, что мне нравится. Мне нравится грустить, жалеть себя, плакаться, сетовать на жизнь, мне нравится писать эти строки... Бумага стерпит все. Ах да, я еще люблю бегать.

Но вернемся к нашей теме. Вот и сегодня, в очередную ночь, я думаю обо всем об этом. Как я это сделаю, где? Как будет быстрее и безболезненней, как надежней. Но не часто я задумываюсь о том, что же не так, зачем мне это надо. Как то прочитал рядом со словом «самоубийство» слово «отчаянье». Был немного потрясен, ведь я вовсе не отчаялся. А если подумать, так у меня вообще все хорошо: пока учусь, живу дома с родителями, у меня две сестры, я каждый день сыт, я одет, обут, у меня есть то, что другим и не светит. Казалось бы — живи и радуйся по максимуму. Но нет, не тут то было. Внутри что-то сидит и гложет. А сегодня вообще родилась такая мысль — что во мне живет человечек, который толкает мою жизнь как круглый камень впереди себя к обрыву. Когда у меня все здорово — он движется медленно к своей цели, когда мне плохо — он бежит за камнем вприпрыжку. Где же обрыв? - резонный вопрос, — Быть может совсем скоро?

Очень хочется с кем-то поделиться, всем тем, что наболело внутри, но НИКТО не поймет меня, НИКТО и НИКОГДА. Так хочется, чтобы хоть кто-нибудь меня пожалел и обратился ласковыми словами. Хочется оставить эти листочки на глазах у родителей, чтобы они нашли, чтобы прочитали, узнали наконец — что же там, внутри меня творится. Утешили, пожалели, приласкали. Хочется, чтобы был человек, которому я нужен.

Раньше, как мне помнится, спать я ложился с другими мыслями, с разными фантазиями и желаниями. А теперь о смерти. Может мне уже пора влюбиться? Может быть это мне действительно надо? Я не знаю. Я знаю, что каждое утро я просыпаюсь с мыслями, что я все еще жив, это очень тяжело — об этом сожалеть.

Есть еще мысли из разряда - «может быть это возрастное?». Да, может быть, ведь гормоны нами управляют, но тогда это чья-то злая и неудачная шутка (прим. позже: какая то шаблонная и сухая фраза). Или вот еще - «а может быть это испытание свыше?». Да, но вся жизнь это испытание на прочность. Или может это срабатывает естественный отбор? Ключ к дальнейшей жизни получают только самые здоровые?

В России ужасающая статистика самоубийств. Не хотелось бы туда попасть, но осталось немного. Место почти есть, способ есть, инструмента и жесткого повода нет.

Часть 2.

Часть 3.

Отправить комментарий